27 окт. 2010 г.

Дед-рыболов


Нашел случайно старую фотографию, на которой изображен мой дед по материнской линии,  и ещё раз решил написать о том, каким большим любителем рыбалки он был. (Правда на фото он изображен совсем не на рыбалке, а со своим учеником, вместе с которым сделал очередной комод. Я уже писал, что дед был отличным столяром). Нет, к сожалению, таких фотографий, хотя рыбачил дед всю свою жизнь. Не так уж часто фотографировали раньше на рыбалке. Фотоаппарат был далеко не у каждого,  вещь довольно дорогая, да и обработка пленок и печать фотографий - дело хлопотное. Был у  отца в то время ФЭД-3 и я как раз только начинал осваивать фотодело, но деда на рыбалке не  удосужился сфотографировать. Да, скорее всего, на рыбалку-то мне фотоаппарат тогда и не давали, так как нет ни одной фотографии с рыболовными трофеями.   Это теперь с помощью цифровых фотоаппаратов и мобильных телефонов современный рыбак считает своим долгом запечатлеть чуть ли не каждого ерша,  вытащенного из воды. 

   

 В те годы, что я помню,  деду было уже под 70. Был он тогда,  несмотря на то, что прошел три войны - первую мировую, гражданскую и Великую отечественную и имел тяжелое ранение,   ещё очень бодр и силен. И дома по хозяйству всё делал вместе с женой, моей бабушкой Ольгой Александровной,  и в лес за грибами ходил , ещё и депутатом поселкового совета работал. Сами в свое время построили дом ( к сожалению, в нем давно живут чужие люди...), вырастили и воспитали четверых дочерей и двух сыновей.   Всю жизнь они держали корову, поэтому и сенокосничали и огород большой обрабатывали, да и в поле садили картошку для коровы. 
  
 Дед обожал рыбалку. Ловил на поплавочную удочку и на дорожку. И, надо сказать, что ловить умел и научил нас, своих внуков.  Чаще других брал на рыбалку меня и моего двоюродного брата Сергея, так как видел, что мы очень рано  загорелись такой же страстью к рыбалке, как и он сам. 
  На рыбалке с поплавочной удочкой мы проводили в обществе деда целые дни и он неспешно рассказывал нам о том, как, где и  в какое время лучше ловить ту или другую рыбу. 
 Я хорошо помню, что каждый выезд на рыбалку был для деда настоящим праздником, хотя и  рыбачил он летом чуть ли не каждый день. Собираясь, он начинал напевать: "На рыбалочку поедем, червячка мы наживелим!" Больше ничего не помню, хотя, мне кажется, что дальше-то никаких слов и не было. Просто он горел нетерпением поскорее выехать на своей лодочке на реку и мурлыкал себе под нос одни и те же слова.   
Впрочем напевал дед и во время рыбалки. Сейчас уже не помню, что именно, только вот это сохранилось в памяти: 
... "Есть у нас красный флаг
Он на палке белой
Понесет его в руках
Тот кто самый смелый..." 
(Дед помимо "лекций" на рыболовные темы любил нам и "мораль почитать" - о том, как мы должны себя вести, как поступать в том или другом случае.)
Воспитывал он нас и таким способом:  сажал обоих за весла, сам садился на корме карбаска с правилкой (небольшим деревянным веслом в виде лопаты) и подгонял нас своими замечаниями: "Давай ребята, шевелись! Серега, не уступай! Ленька, Жми! Усратся, но не поддаться!" 
 И мы нажимали на каждый на свое весло, стараясь перегрести друг друга. А дед сидел на корме, посмеивался и незаметно для нас поворачивал лодку в ту или другую сторону, если хотел показать, кто из нас сильнее и кто лучше гребет.  
Потом Серега уехал и мы с дедом часто ездили на рыбалку вдвоем. 
Снасти у деда были все самодельные. В последние годы он видел очень плохо, носил очки с толстенными выпуклыми стеклами, поэтому часто не замечал поклевку. Хотя удочки были совсем короткими, а огромные самодельные поплавки из пенопласта, выкрашенные масляной краской в ярко-красный цвет  находились возле самой лодки, мне часто приходилось кричать ему, что у него клюет.  Дед хватался за одну удочку, за другую,  (а ловил он обычно сразу на три), ругался: "Матка милая, на которую?"  Пытался подсечь, но часто опаздывал и рыба, особенно сорожонка, успевала оборвать червяка и деду приходилось вновь его насаживать. Именно поэтому  дед очень не любил сорогу  и он называл её  "плаксой" за красноватые глаза. А окунь обычно брал верно, сразу топил большой дедов поплавок и глубоко заглатывал крючок, поэтому с его поимкой у деда проблем не было. 
Удилища дед выстругивал сам рубанком из сосновой рейки,  столярным клеем приклеивал вересовый (можжевеловый) хлыстик  . По причине слабого зрения и леска у него была очень толстой (не тоньше 0,3) и слишком большие крючки для той рыбы, что мы с ним тогда ловили. Совсем не случайно, что я, тогда 10-12-летний пацан часто облавливал своего деда. Ведь у меня снасти были гораздо более приспособленные для ловли мелкой рыбешки - и леска тоненькая, и крючок мелкий, да и поплавочек маленький. 
Дед никогда на это не обижался (или не показывал виду), а только нахваливал меня за то, что я наловил больше его. Причем хвалил даже моим родителям, (дословно): "Лёнька у вас - специалист!" 
  А Лёнька-то как был доволен! 
За день мы с дедом на хорошую уху-то обычно всегда налавливали.  
У деда были свои любимые места. Подъезжая к очередному такому месту он обычно говаривал: "Ну, уж  у этого-то куста мы сейчас с тобой наловим!"  Но нередко было так что ни "у этого куста", ни у другого, к которому привозил дед, тоже не клевало. Тогда дед направлял лодку к другому своему заветному местечку, где по его словам, он всегда налавливал, и "уж если тут нет рыбы", то тогда  он не знает где она и есть....
А сам бормотал себе под нос ещё одну песенку, которую я запомнил: 
"Говорил  старик сердито:
 рыбы мало ли в реке?
Только нет другого сбыту,
Как в соседнем городке..." 
Откуда эти слова, я не знаю, может быть он сам это придумал? Только слышать это мне приходилось не раз.  
Любил дед ловить и на дорожку. По его рассказам знаю, что раньше он работал на Лесозаводе, куда добирался на лодке и каждый раз по дороге туда и обратно распускал дорожку. И с работы всегда возвращался с уловом. Но было это, видимо, довольно давно, так как я не помню, чтобы мы с ним когда-нибудь ловили на дорожку, хотя о том, как на неё надо ловить, он мне часто рассказывал.  
    Не любил дед моторы. В то время их стало очень много на реке. Бензин стоил довольно дешево (8 коп. за литр) и любителей просто погонять на моторах на реке было хоть отбавляй.  Шум от моторов, волны от проходящих лодок его раздражали. И даже, когда мы с братом в летние каникулы  заработали на свой первый "Ветерок-8", ни в какую не соглашался ехать на рыбалку на лодке с мотором. 
    А очень нравилось ему встречать на реке пароходы. В то время не было моста через Кубену и основным транспортным  средством для сообщения с областным центром были пароходы, а позднее и теплоходы. В Устье стояла пристань и ежедневно около 10 вечера приходил большой пароход из Вологды. Часов у деда не было и, обычно, мы дожидались на реке этого парохода и только тогда возвращались домой. День на реке пролетал незаметно. 
Уху на рыбалке мы варили редко -  не любил дед отвлекаться от ловли рыбы. Брали с собой небольшой "тормозок",    приготовленный бабушкой - хлеб, вареные яйца, огурцы, помидоры, бутылку с кипяченой водой, в которую добавлялась ложка-другая варенья.    
Уху дома варила бабушка, дед ел ее с удовольствием. Рыбу чистил всегда сам, причем, очень тщательно, не торопясь. 
Зимой дед никогда не рыбачил, поэтому ещё летом часть рыбы бабушка сушила, а зимой  варила из "сущика" рыбный  суп, в который кроме картошки добавлялась ещё и крупа. 
Сейчас, выезжая на реку и проезжая по "дедовым" заветным местам, я часто вспоминаю его с большой благодарностью за то, что он сумел передать мне свою любовь к рыбалке.
  

  

1 комментарий:

yurij комментирует...

Без прошлого нет настоящего! А я деда не знал.
Пропал в трудовой армии в сороковых прошлого века. Жаль!

Отправить комментарий

(c)Ustianin, 2009-2010. При использовании статей ссылка на Заметки о рыбалке ОБЯЗАТЕЛЬНА!